КАК ВУЧИЧ ШАГ ЗА ШАГОМ ШЁЛ К ПРЕДАТЕЛЬСТВУ КОСОВО, СЕРБИИ И РОССИИ

222
https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/balkanpolicy/bryusselskaya-ulovka/

Капитуляция президента Сербии «сливает» Россию как великую державу в историческое небытие.

По традиции внезапно на политической повестке дня Сербии оказался некий франко-германский план косовского урегулирования. О данном плане впервые стало известно еще осенью 2022 года, однако он был предъявлен президентом Сербии Александром Вучичем сербской общественности и парламенту в ультимативной форме в начале 2023 года. По имеющейся информации, 27 февраля 2023 г. на встрече в Брюсселе с «премьер-министром Косово» Альбином Курти Вучич принял план без обсуждения самого содержания – речь шла только о его применении. В марте 2023 г. предписывается выработать приложения – то есть план «имплементации», за чем должна последовать подпись двух сторон под юридически обязательным соглашением о нормализации отношений. За этой формулой скрывается признание Сербией независимости Косово.

Суть франко-германского плана заключается в предоставлении «Республике Косово» членства в международных организациях. Следовательно, Косово в ближайшей перспективе вступает в НАТО (политическая и военная подготовка к этому идет полным ходом уже много лет). Однако для Сербии это означает завершающий удар по сербскому национальному самосознанию, в основе которого лежит Святолазаревский (Косовский) завет, и от этого удара сербы не оправятся уже никогда. Далее, и здесь не следует обольщаться, последует децентрализация Сербии, отделение Воеводины и Рашской области (т.н. Санджака), т.е. сведение Сербии к исторической территории Белградского пашалыка времен турецкого завоевания. Одновременно будет продолжен процесс албанизации региона, выраженный в проекте «Мини-Шенген» (переименованном затем в «Открытые Балканы») в соответствии с подписанными Вучичем Вашингтонским соглашением (2021) и Тиранской декларацией (2022). Суть проекта «Открытые Балканы» состоит в максимально тесном объединении всех албанских территорий с целью вытеснения сербского национального корпуса и одновременно ликвидации даже одной возможности «российской угрозы». Туда, где укрепится албанский фактор, Россия никогда не сможет вернуться. Кроме того, в геополитическом отношении Адриатическо-Средиземноморский регион является южным флангом НАТО, логистика которого (порты, железнодорожные пути и автомобильные магистрали) будет развиваться в соответствии с упомянутым Вашингтонским соглашением.

Отметим, что франко-германский план — это последний гвоздь в гроб территориальной целостности Сербии, ее суверенитета и централизованного устройства. Однако путь к столь мрачному финалу был пройден более чем долгий.

Проблема независимости Косово обозначилась сразу после военной агрессии НАТО против СРЮ в 1999 г.: никакая интервенция не могла дать государственность части территории Сербии. Уникальная особенность ситуации вокруг «косовской проблемы» заключается в том, что территориальная целостность Сербии гарантируется не только всем комплексом международного права, включая Венскую конвенцию 1970 г., провозглашающую приоритет территориальной целостности над правом самоопределения, а также Заключительным Хельсинским актом 1975 г., но и конкретным обязательным к исполнению международно-правовым актом в виде Резолюции Совета Безопасности ООН №1244. Это ключевой момент, в действительности поставивший неоспоримую точку в «косовском вопросе»: в тексте резолюции шесть раз повторяется заявление о Косово и Метохии как о составной части Сербии и предписывается найти решение в виде существенной автономии для албанского меньшинства. Однако к 2007 г. Западу удалось подменить указанную формулу на «нахождение статуса для самого края», а не албанского нацменьшинства.

Далее мы переходим к появлению политической фигуры, которой было суждено сыграть в истории Сербии самую зловещую роль. В 2007 г. Воислав Коштуница отказался от сдачи Косово, поняв, куда дует ветер англосаксонской политики. После этого 17 февраля 2008 г. произошло провозглашение независимости Косово. 2008 год – переломная веха, когда Косово было признано членами СБ ООН при отсутствии адекватной реакции как России, так и Сербии. Но самая невероятная вещь, помимо фигуры самого Вучича, заключается в безусловной поддержке Россией этого политика, который ни одним своим действием не давал для этого никаких оснований. Со стороны Сербии тогда достаточно было объявить часть государственной территории оккупированной , со стороны России – защитить в СБ ООН международно-правовые документы и представить новый проект косовского урегулирования на основе новых реалий. В чем смысл провозглашения части территории оккупированной? В том, что по УК Сербии (ст. 305) оккупация является уголовным преступлением, а уголовное преступление не может быть предметом ни международных соглашений, ни референдума.

В 2008 г. стало ясно, в чем заключается главная опасность для Сербии: ей не обязательно признавать независимость Косово – достаточно соглашения о добрососедских отношениях при признании границ. Осенью 2008 г. произошло следующее без преувеличения решающее событие – раскол Сербской радикальной партии (СРП) Воислава Шешеля, в которой Александр Вучич занимал пост генерального секретаря. В тот момент, когда Воислав Коштуница и его партия отказались голосовать за ратификацию Соглашения о стабилизации и присоединении с ЕС (подписанного ранее Борисом Тадичем), Томислав Николич (заместитель Шешеля) и Александр Вучич инициировали в СРП раскол и сформировали в Народной скупщине клуб «Вперед, Сербия», обеспечив тем самым при помощи отдельной парламентской группы необходимые голоса за ратификацию Соглашения и стабилизации и присоединении с ЕС (ССП).

ССП имеет ключевое значение, поскольку трактует Косово как независимое государство, с которым Сербия должна выстроить «добрососедские отношения». Вопреки многочисленным сегодняшним заявлениям, на Вучича не оказывается давление – он просто выполняет обязательства международного соглашения, ратифицированного Сербией. Вучич никогда не говорил об отказе от ССП, никогда не пытался вернуть «косовский вопрос» на уровень ООН, никогда официально посредством инструментов ООН не уведомлял международную общественность об оказываемом на него давлении или о своем видении урегулирования «косовской проблемы». Вучич безропотно соглашался на все инициативы западного блока, первой и главной из которых стало Брюссельское соглашение (апрель 2013 г.), ликвидировавшее все государственные органы Сербии в Косово и утвердившее конституционно-правовой порядок «Республики Косово».

Все результаты технических переговоров привели к тому, что больше договариваться не о чем: Приштина получила границу, таможню, полноту территории, телекоммуникации, электроэнергетическую систему, кадастр, архив ЗАГС, взаимное признание дипломов, автомобильные номера, с которыми «граждане Косово» могут свободно въезжать и проезжать транзитом через территорию Сербии. То есть атрибуты государственности, которые «Республика Косово» не смогла получить от внешнего агрессора – НАТО, она смогла получить от Сербии, лично от Александра Вучича.

Оставалось только т.н. всеобъемлющее соглашение о нормализации отношений, которое в настоящий момент принимается приватно, по договоренности с американскими и европейскими лидерами, и ультимативно. Это не просто приватизация внешне- и внутриполитической жизни Сербии одним человеком – речь идет о том, что эта личность, Александр Вучич, с самого начала своей карьеры держал курс на полную национальную капитуляцию. Но, по сути, будучи ставленником англо-саксонского блока, он является передаточным звеном, публичным инструментом власти настоящего хозяина Сербии – американского посла Кристофера Хилла.

Как убедительно показывает профессор права Зоран Чворович, Александр Вучич с самого начала «технических переговоров», включая Брюссельское соглашение, находился вне конституционных полномочий, поскольку по Конституции Сербии внешнеполитический курс формирует правительство, а не президент. Этот курс может быть утвержден только в Народной скупщине на основе поддержки парламентского большинства, представляющего также большинство избирателей. Кроме того, сербское законодательство ясно предписывает проведение публичной и информативно открытой внешней политики, однако Александр Вучич не представил общественности ни одного своего шага, который он намеревается сделать в косовском вопросе.

Что же будет означать признание независимости Косово Сербией? Одновременно с этим ликвидируется последний инструмент балканской политики России – право вето на прием Косово в ООН. Статус России всё дальше отходит от мировой державы к периферийной стране, не имеющей влияния даже на дела своего единственного европейского союзника с самым русофильски ориентированным населением. Сербы как в Косово, так и в самой Сербии и во всём регионе будут оставлены даже без гипотетической защиты. Отныне речь можно будет вести только о самостоятельных формах сопротивления, конкурирующего с организованными интегрирующими моделями мировой политики, обладающими всей полнотой финансовых, медийных и институциональных инструментов.

В связи с этим следует задать вопрос – как после примера Сербии, расчлененной приватными сделками, кто-то сможет рассчитывать на Россию?

Вопрос с признанием независимости Косово следует ставить более широко: ни Россия, ни Сербия не представили своего проекта косовского урегулирования. Апелляции к резолюции 1244 с российской стороны только отвлекали внимание от того факта, что Александр Вучич готовит полную капитуляцию, начав с Брюссельского соглашения, ликвидировавшего суд, полицию и органы безопасности Сербии во всем Косово и Метохии. Одним только этим действием резолюция 1244 была снесена на обочину истории.

Природа власти Вучича заключается в безоговорочном проведении прозападной политики. Поэтому он реализовывает албанский проект как в Косово, так и во всём регионе. Поддерживая Вучича, Россия встала на рельсы реализации западного/албанского проекта, как любят говорить российские бюрократы, «нравится это кому-то или нет». Суть данного исторического процесса сводится к обслуживанию Сербией и Россией масштабного проекта переформатирования Балканского региона в интересах их стратегического противника. Россия здесь предстает в лучшем случае как неинформированная, но от этого не менее беспомощная, слабая, неэффективная сторона. Сознательно или нет, но российская внешняя политика была превращена в личного лоббиста Вучича, выдающего индульгенцию на все действия во имя… во имя чего, спросит история? Может быть, отказа от предоставления статуса дипломатической неприкосновенности Российскому гуманитарному центру в Нише? Или поставок оружия через третьи страны на Украину? Другим странам, вероятно, придется долго удивляться «альтруистической» позиции России, «альтруизм» которой заключается в реализации воли своих противников по подрыву собственных интересов. Добиться признания Сербией независимости Косово, пассивизируя сербскую общественность российской поддержкой Вучича – это высший пилотаж англо-саксонской политики в конкретных балканских условиях.

В итоге подписание Вучичем франко-германского плана несет за собой неприемлемый ущерб, включая децентрализацию и дальнейшее ослабление Сербии (при обозримой перспективе исчезновения с исторической арены сербского народа как такового). А сербско-русские отношения, равно как и сама Россия, ставшие заложником политически безграмотной популистской ориентации на отдельные личные связи, после сдачи Косово будут никому не нужны и не интересны.

ИА REX

Историчар и аналитичар. Дипломирала: Ломоносов Универзитет, Историјски факултет, катедра историје Јужних и Западних Словена. Магистар историјских наука (PhD). 12 година радила као научни сарадник у Институту за словенске студије Руске академије наука, 4 године предавала у Универзитету за међународне односе (МГИМО (У) МИД РФ). Бивши главни уредник сајта и руководиоц српског филиала Фонда Стратешке културе. Главни уредник Српског става. Доцент Московског хуманитарног универзитета.